Чей Сокол? - Часть 6

В 2007 г. в неприятную ситуацию попал и сам Максим Юрьевич: он заявил о способности строительства подземного торгового комплекса с паркингами под Марсовом полем. «Проект не изменит ландшафта», — подчеркивал бюрократ. Но он не произнес, что для этого нужно перенести могилы павших и Нескончаемый огнь. Разъясняться со взбудораженной общественностью пришлось Валентине Матвиенко. Она произнесла, что никакого паркинга под Марсовом полем не будет, и выразила недовольство Соколовым. Тогда Валентина Ивановна только сделала Максиму Юрьевичу замечание и попросила его впредь не смущать общественность.

Записка для Путина

И все-же что послужило импульсом для перевода бюрократа из Смольного в Белоснежный дом? «Юный (он стал министром в 43 года. — Прим. «Ко»), энергичный, продвинутый», — отзываются о нем знакомые из Петербурга. «Образованный, проф, открытый и очень положительный человек», — молвят о нем в Москве.

«Западный высокоскоростной поперечник», один из огромнейших проектов вкладывательного фонда (он оценивается в 82,7 миллиардов руб., в том числе 28 миллиардов руб. экономных средств), стал для Соколова отправной точкой. Проработав его в деталях в Северной столице, он продолжил им заниматься в Москве, куда его пригласили в 2009 г. на должность директора департамента индустрии и инфраструктуры правительства РФ. Когда в 2009 г. Александра Мишарина назначили губернатором Свердловской области, эта вакансия длительно оставалась открытой. «Вдруг Путин пришел на одно из совещаний с листом бумаги, передал ее Сергею Собянину (тогдашний управляющий аппарата правительства) и произнес, что обозначенного там человека необходимо назначить на эту должность», — вспоминает федеральный бюрократ.

Кто отдал Путину эту бумажку, до сего времени загадка.

«В аппарате правительства усилия были сконцентрированы приемущественно на работе с нормативными документами, снимающими законодательные ограничения, — ведает Максим Соколов. — Большая часть решений и инициатив Минтранса я уже принимал через призму практического опыта. Равномерно пришло осознание того, как отдельные транспортные проекты интегрируются в схему развития транспортной инфраструктуры страны, осознание необходимости выделять ценности при экономном планировании».