Переправа по-якутски: остаться в живых - Часть 3

Меж тем всего некоторое количество дней вспять в Тит-Аринском наслеге Хангаласского улуса утоп охотник. По подготовительным данным, мужик 1968 г.р. решил проверить лед в курье, провалился и не сумел без помощи других выкарабкаться. Для вызволения его тела из ледяного плена пришлось организовывать целую операцию, использовать вертолет

Оптовая логика

Нужно увидеть, что подобные, поправде, ценовые спекуляции происходят часто два раза в год, когда столица остается отрезанной от грузопотока, идущего по единственной круглогодичной транспортной артерии, соединяющей Центральную Якутию с остальной частью страны, — федеральной трассе «Елена». Осенью, в период ледостава, и весной, до и во время ледохода.

При всем этом

хозяев оптовых баз и арендаторов фактически нереально привлечь за ценовой сговор. Ведь они накручивают никак не больше 10 процентов от цены продукта.

А контролирующие органы могут реагировать, если стоимость поднялась на 15 и поболее процентов.

Так что для торгующих бизнесменов период распутицы самая благодатная пора для извлечения дополнительной прибыли. Логика у их стальная. Её диктует сама природа: нет дороги — выше стоимость.

Успеть на паром

Егору Старостину подфартило. Он успел на паром, который, как оказывается, стал последним.

«Я ворачивался из Чурапчи, куда ездил к родным на забой скота. Наученный горьковатым опытом, в прошедшее воскресенье выехал из села днем, чтоб быть как можно поближе в очереди. Подъехав к Бестяхской переправе, сообразил, что таких дальновидных, как я, сильно много — очередь растянулась на несколько км. В конечном итоге, простояв семь часов, я так и не попал на паром. Пришлось ночевать».

То, как люди на том берегу коротали ночь, заслуживает отдельного рассказа. Всего один штришок. Мясо, за которым, фактически, многие и поехали в заречные улусы, приходилось вытаскивать из обогреваемых салонов (универсалов и «уазиков») и ложить около машин. При всем этом спали по очереди, карауля драгоценное мясо от кочевых собак и слоняющихся без дела искателей приключений.

Но утренняя посадка на паром сгладила все. «Паром шел на удивление медлительно. Двигался он только с помощью буксира. Как нам растолковали члены экипажа, шуга повсевременно забивала винты. К вечеру прошедшего пн. сказали, что мне крупно подфартило — это был последний паром. Сколько людей застряло на том берегу? Не знаю, но машин было сильно много», — гласит Егор.