С одной стороны, с появлением законов как таковых стало жить гораздо проще – когда определенные нормы поведения индивидуума в обществе были узаконены (не убивай, не воруй и так далее), и перешли из разряда норм в категорию правил, а также за нарушение этих правил были введены определенные наказания, люди действительно стали жить несколько дольше. Хотя бы потому, что перестали убивать и грабить друг друга за просто так. С другой…  Все-таки раньше было существенно проще жить в принципе. То, что все решала обыкновенная физическая сила, и именно она являлась регулятором отношений между людьми – это, конечно, неправильно. Но при этом все было просто и понятно – кто сильнее, тот и прав. Естественно, без законодательных норм, устанавливающих отношения между членами общества, жить в принципе тоже нельзя – главенствование на основании всего лишь физической подготовки – это не лучшая стратегия для развития самого общества, о чем всем прекрасно известно. Но… При этом законы со временем стали настолько сложными, что сложилась ситуация, которая не имеет ничего общего к главенствованию на основании физической подготовки и природных данных, но при этом имеющая ровно настолько же мало здравого смысла – «кто хитрее, тот и прав».

zakonЗаконы все же несовершенны. Это, безусловно, хорошо, что они вообще есть, но периодически под их действие попадают совершенно невинные люди, и это уже плохо. Естественно, такая ситуация вызвала появление на свет совершенно новой профессии – в древности их называли просто «законниками», сейчас это адвокаты, оказывающие юридические услуги по защите прав и интересов обычных честных граждан. И это, с одной стороны, опять же хорошо – то, что есть кому побороться за эти права и интересы. Но не очень хорош тот сам факт, что такая необходимость в принципе возникает. Хотя, безусловно, никто не станет отрицать, что это все же во многих планах куда лучше, чем то беззаконие, которое творилось на улицах древних городов и в древних сельских поселениях, когда любой, считавший себя правым, мог позволить себе доказать эту свою правоту с помощью банальной физической силы (не всегда, конечно, получалось – можно было нарваться и на человека, который сам изначально был сильнее, а можно было нарваться на человека, который имел, как это сейчас принято обозначать, «нужные связи в обществе»). Сейчас – да, сильнее стал тот, кто хитрее, а не тот, кто лучше владеет оружием и приемами рукопашной борьбы. Но проблема в том, что в некоторых ситуациях та же хитрость является двойственным понятием – хитер ведь не только тот, кто закон соблюдает, но и тот, кто его нарушает.